Я друг свобод... В. В. Налимов. Вехи творчества (комплект из 2 книг) Ю. В. Грановский, Ж. А. Дрогали

У нас вы можете скачать книгу Я друг свобод... В. В. Налимов. Вехи творчества (комплект из 2 книг) Ю. В. Грановский, Ж. А. Дрогали в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

В нашем каталоге Теоретическая механика: Чертов для заочников решебник Физика: Околостуденческое Новости образования Тонкий студенческий юмор Полезные файлы Обмен ссылками. А может и не интересно. Наши контакты Связь с администрацией. Вехи творчества комплект из 2 книг. В первой части I тома освещаются основные этапы жизненного пути В.

Во второй части рассмотрены этапы создания новых научных направлений, построенных на языке вероятностных представлений: Поиск по определенным полям Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. По умолчанию используется оператор AND. Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе: При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться.

По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии. Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар": Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку " " перед словом или перед выражением в скобках.

В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов. Почему можно признавать изначальность существования констант, не опасаясь обвинения в идеализме т. Обоснование позиции 3 звучит так: Налимов ссылается в этой связи на Канта, Гегеля, Ницше и даже Витгенштейна. Ранее люди заимствовали образы из обыденной жизни, из непосредственного сенсорного опыта.

Теперь эти образы семантически истощились. Для дальнейшего развития философской мысли остро необходимы новые образы. Налимов, можно заимствовать из математики.

В его построениях математика легко понимаема: Серьезное использование математики в психологии, конечно, всегда носит только метафорический характер [ a], [, c. Метафорический подход, отмечает В. Признание позиции 4 есть путь философской герменевтики [10]. Существенно новым в таком подходе является утверждение о размытости текстов. Это утверждение обосновывается семантическим анализом текстов обыденного языка, изложенным в книгах [ а, а], [ b]. Заде, показавший универсальность этого представления [ в], [ c].

Но предложенное им математическое описание размытости, по мнению В. В работах Налимова показано, что мерой размытости непрерывных множеств может быть плотность вероятности. По существу, математическая статистика всегда имеет дело с размытыми множествами.

Размытость и случайность, описываемые различным образом, при глубоком рассмотрении оказываются все же только синонимами [ c]. Предлагаемая им модель, конечно, может рассматриваться только как глубоко метафорическое построение.

Центральным для концепции является понятие смысла. Природа смысла может быть понята только при сравнительном анализе семантической триады: Можно сказать, что смыслы, генерируемые человеческим сознанием, раскрываются через многообразие культур — больших текстов , которые существовали ранее, существуют сейчас или будут существовать в будущем. Текстуальное раскрытие смыслов осуществляется через знаковую систему, которую мы воспринимаем как язык. Таким образом, каждая составляющая приведенной выше триады раскрывается через две другие.

Включив в триаду язык , автор концепции вводит представление о том, что само существование триады становится возможным только тогда, когда присутствует наблюдатель — носитель сознания, воспринимающего тексты и раскрывающего смыслы.

Триада становится синонимом сознания [ a, с. Природа сознания в этой системе представлений имеет многоуровневую структуру. Налимов предлагает следующую картографию сознания:. Здесь смыслы раскрываются через Аристотелеву логику. Это компьютероподобная часть сознания.

Это уровень творческой активности. Задачей является раскрытие вероятностной, или, точнее, — бейесовской логики, действующей на этом уровне. Здесь осуществляется встреча с архетипами коллективного бессознательного, если пользоваться терминологией Юнга.

Здесь имеется в виду, прежде всего, общесоматическое состояние человека. Те измененные состояния сознания, которыми так интересуется сейчас трансперсональная психология, возникают при отключении верхнего, логически структурированного уровня.

Отключение осуществляется направленными воздействиями на тело — релаксацией, сенсорной депривацией приводящей к утрате чувственного восприятия , регулированием дыхания, специальными физическими упражнениями или даже особым массажем и, наконец, просто принятием психоделических средств. Управляющему воздействию подвергается все, что может изменять собственное персональное время [12].

В этой системе представлений не мозг, а все тело становится одним из уровней сознания. Этот уровень принадлежит уже, видимо, к трансличностному — космическому сознанию ноосфере или космической плероме гностиков [13] , взаимодействующему с телесно капсулизированным сознанием человека через бейесовскую логику. Важно подчеркнуть, что в излагаемой концепции сознание остается открытой системой [ a], [ a, с. Налимовым как множество текстов. Смыслы cуть то, что делает знаковую систему текстом.

Иными словами, смыслы Мира спрессованы так, как спрессованы числа на действительной оси. Будем полагать, что функция распределения достаточно гладкая и асимптотически приближается если иное специально не оговорено к оси абсцисс.

В общем случае можно говорить о текстах, определяемых функцией распределения вероятности, задаваемой на многомерном пространстве [ а], [ а, с. Взаимодействие задается известной формулой Бейеса:. Формула Бейеса в этом случае выступает как силлогизм: В силлогизме Бейеса, в отличие от категорического силлогизма Аристотеля, как обе посылки, так и возникающие из них следствия носят не атомарный, а вероятностно размытый характер, и хотя бы вторая из посылок носит условный обусловленный ситуацией у , а не категорический характер [], [ a], [, , ], [ a, с.

Никому не дано знать всё. Появление фильтра — это изменение избирательности. Спонтанность — чуждое европейской культуре понятие, заимствованное из Дао — философии древнего Китая. В предложенной концепции спонтанность обретает статус философской категории. Здесь приходится полагаться на интуицию.

Если сосредоточить внимание на природе смыслов, то открывается их неразрывная целостность. Строгое математическое представление о непрерывности континуума см.: Существенным для нее оказывается следующее:. Вновь возникшая система смыслов передается на уровень 1 , где, огрубляясь, обращается в систему атомарных смыслов, над которыми производятся операции Аристотелевой логики.

Но возможен и другой ход: Как мы понимаем тексты? Как мы понимаем друг друга, если говорим на языке, слова которого не имеют точечных атомарных смыслов? Как, скажем, можем мы понимать смысл английского слова Set, значения которого в двухтомном англо-русском словаре разъясняются через слов? Как мы понимаем метафоры? Почему мы любим метафорически насыщенные тексты? Каким образом мы понимаем фразы явно алогичные, подчас формально явно бессмысленные?

Как переводим мы иностранные тексты, если для ведущих слов текста часто не находятся семантически однозначные слова на другом языке? Эти и подобные им вопросы, считает В. Налимов, являются ключевыми как для понимания природы нашего сознания, так и для поиска путей развития искусственного интеллекта. Эти вопросы во всей их остроте он поставил еще в конце х годов. Первым, правда, теоретически еще недостаточно четко разработанным ответом на них, как он сам считает, была книга Вероятностная модель языка [, а].

Позднее к этой теме он возвращался во всех своих публикациях, относящихся к проблеме сознания [ б], [, , ], [ б, , а, б; , а, ], [ c, a, b, b]. Ответ, коротко говоря, звучит так: Смысл слова, таким образом, сужается — конкретизируется. Языковые игры могут не только сужать, но и расширять смысл слова.

Другим примером расширения смысла является создание нового, двухсловного термина. Таким вновь отчеканенным термином оказалось словосочетание искусственный интеллект , которое одно время многим представлялось семантически противоестественным, поскольку оно объединяло как бы два принципиально разных начала.

Смысл этого термина, согласно В. Понимание научных, философских и религиозных концепций в такой системе представлений носит также бейесовский характер.

Можно, например, задать вопрос — был ли Лысенко дарвинистом? Налимова будет, безусловно, положительным. Теория Дарвина построена как весьма размытая система представлений. Лысенко подошел к пониманию этой теории с каких-то глубоко личностных позиций. Лысенковщина — это скверный анекдот в науке. Но и настоящие открытия — это также отфильтровывание чего-то потаенного, глубоко скрытого под покровом парадигмы науки и потому долго не признававшегося.

Разве не так, скажем, создавались неевклидовы геометрии? А если обратиться к истории западноевропейской религиозной мысли, то в течение почти двух тысячелетий шла нескончаемая реинтерпретация основополагающих христианских текстов, приводившая к возникновению новых церквей и сект. Все это сопровождалось религиозными войнами, революционными вспышками, тюрьмами и кострами. В философской мысли Запада идет непрекращающаяся реинтерпретация того, что было заложено еще в эллинской культуре. Таким образом, понимание — это всегда творческий процесс, иногда он заканчивается созданием существенно новых текстов.

Творчество, в самом широком его проявлении, — это бейесовский подъем на поверхность сознания того, что тлело где-то в его глубинах. Мы все время создаем новые и новые тексты, каждый раз по-новому раскрывая неисчерпаемую потенциальность изначально заложенного.

Сущность человека в его нескончаемом взаимодействии со смыслами реализуется в создании все новых и новых текстов [, a, б], [ б, c. Глубокое, творческое, понимание происходит на уровне предмышления.

Логическое мышление — это все же скорее всего вспомогательный и часто преимущественно коммуникативный процесс. Иногда в системе бейесовских представлений, отвечающих уровню предмышления, некоторые идеи понимаются более отчетливо, чем могут быть поняты в системе чисто логических построений. И действительно, западный мыслитель в соответствии с требованиями логической мысли всегда пытался тщательно отделить собственно свободное поведение от детерминированного. И это, естественно, приводило к нескончаемым недоразумениям.

Иначе все выглядит в системе вероятностных представлений. Возникновение всякой новой, достаточно серьезной ситуации у вызывает необходимость в появлении новой ценностной ориентации, которая выступает перед нами как мультипликативное смешивание предначертанного судьбинного начала со свободой выбора — спонтанным началом.

Для человека, находящегося в состоянии абсолютной свободы, теряет смысл само понятие свобода. Абсолютно свободный человек должен, прежде всего, быть свободным от заранее заданной избирательной системы ценностных представлений — его Эго должно выродиться в равномерное прямоугольное распределение. Потеряв свободу в выборе фильтра, личность лишится творческого начала [, c. Прошлое, Настоящее и Будущее. Налимов приводит хорошо известные высказывания Августина и Хайдеггера о целостности времени.

Для Хайдеггера Прошлое — это не то, чего уже нет, оно постоянно присутствует в Настоящем и определяет собой как Настоящее, так и Будущее. Эти трудно понимаемые представления Хайдеггера легко эксплицируются на вероятностном языке. Свобода воли осуществляет выбор из Будущего в нереализованной потенциальности многообразия возможного.

Будущее приобретает возможность воздействовать на Настоящее через изменение тяготеющего к ним Прошлого. Можно, таким образом, говорить о сейчасном существовании Прошлого и Будущего, ибо в бейесовской логике в Настоящем Прошлое свертывается по Будущему [, c. В соответствии с представлениями герменевтики В. Налимов видит личность прежде всего как носителя смыслов. Личность выступает как генератор и преобразователь смыслов и владеет исчислением смыслов. Личность открыта Миру, она способна совершать действия, порожденные новыми смыслами.

Эти действия могут становиться всеохватывающими, будучи направленными не только на изменения общества, но и на преобразования самого Мира. Касаясь природы смыслов, В. Налимов выделяет четыре структурные составляющие вероятностно ориентированной модели личности [, с. Эта функция может быть иглоподобной или размытой, иногда асимметричной, или многовершинной.

Этим до некоторой степени определяются типы людей. Эго — не стабильное состояние, а процесс , ибо система ценностных представлений непрестанно меняется [17].

Эго человека можно рассматривать как текст, но совершенно особый, живой текст , способный к нескончаемой реинтерпретации самого себя. Это, согласно автору концепции, наиболее сильная характеристика личности: В плане моральном так реализуется его достоинство. Если Эго человека — это его открытость Миру действия, то Метаэго — открытость космическому, или, иначе, — трансличностному началу [18]. Человек выступает в роли моста, связующего два аспекта Мира: Космическое начало надвременно — оно хранит в себе как неизжитое прошлое культуры, так и потенциальное многообразие возможного будущего.

В своем свободном выборе фильтров предпочтения мы вливаемся в трансличностные аспекты движения мировой истории, беря на себя долю ответственности за ход ее развития [, a, б], [ б, c. Она описывается плотностью вероятностей, задаваемых на многомерном семантическом пространстве: Таким образом, отдельные составляющие личностных представлений в той или иной степени корреляционно связаны. Каждый из нас хотя бы двухмерен — иначе был бы бессмысленным тот внутренний диалог, который мы непрестанно ведем с самим собой.

Многомерность личности может быть и очень высокой. Такой личностью, скажем, был Ф. Его герои, с одной, стороны, удивительно различны, с другой — столь же удивительно похожи на своего автора. Создается такое впечатление, что Достоевский как бы выплеснул в своих героев тяготившую его самого многомерность [], [ а, с. Налимов, сейчас широко обсуждается в западной психиатрии [19].

Она оказывается связанной как с явно патологическими проявлениями, так и с творческой активностью [20]. Патологичной оказывается абсолютно неупорядоченная, ортогонально расщепленная личность. В крайних своих проявлениях такое расщепление может приводить к тому, что в разные моменты времени проявляют себя разные составляющие личности, при этом одна из них может быть не осведомлена о мотивах другой. Может случиться так, что две составляющие личности будут порознь эксплуатировать одно и то же тело.

В то же время корреляционная связанность составляющих личности может создать гармоническую мультиперсональность, открытую свободному восприятию Мира. Многомерное раскрытие личности — это, несомненно, путь к преодолению социальной отчужденности и агрессии. Это создание нового человека , приспособленного к обитанию в среде социального и интеллектуального полиморфизма.

С увеличением размерности текстов изощренность распаковки семантического континуума увеличивается: Резюмируя эту часть и задавая вопрос — что же такое личность? Этот текст также способен к агрегированию себя в единое целое с другими текстами. Он нетривиально связан со своим носителем — телом, а в случае гиперличности — со многими телами.

И личность предстает в своей многогранности и ускользает за всеми этими гранями. Нам не удается охватить собственную целостность, и мы можем говорить о ее иллюзорности. Личность иллюзорна не только так, как иллюзорен всякий сложный текст, поддающийся множеству интерпретаций. Она более иллюзорна, чем любой текст, так как она есть самочитаемый текст, способный изменять самого себя. Эта способность быть иллюзорной и есть самая главная особенность личности.

Личность — это спонтанность. Спонтанность — это открытость вселенской потенциальности. В основе теоретических построений В.

Powered by WordPress | Theme by TheBootstrapThemes