Шардик Ричард Адамс

У нас вы можете скачать книгу Шардик Ричард Адамс в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Подарили книгу на день рождения, читать начал через несколько месяцев. И сразу пожалел, надо было начать читать сразу. Шардик из тех романов, которые можно перечитывать не один раз.

Очень неоднозначный роман для меня лично. Читалось достаточно тяжело, много труднопроизносимый и незапоминающихся имён и названий, специфическая терминология. Часто откладывала книгу и не хотела к ней возвращаться, но все же решила для себя дочитать и попытаться понять почему это произведение называют сильным. Да, несмотря на тяжёлые места в романе, было много интересного и поучительного.

Жаль было ни в чем не повинное животное, которое оказалось гуманнее самих людей. Роман о идолопоклонничестве, ограниченности служения культу, о бестолковости и жестокости людей и о мудрости животных. Финал логичный и правильный. Роман из серии Современной классики. Одна из лучших книг, прочитанных мной за последнее время! Книга Адамса, мне кажется, становится продолжением некоего пути английской литературы: По моему мнению книга достойна того, чтобы со временем встать в ряду классических произведений не только английской, но и мировой литературы.

Прочитал с огромным удовольствием, рекомендую всем любителям хорошей литературы! В цивилизованном и дисциплинированном логичном мире многое происходит по простым и понятным схемам. Например, занесла тебя нелёгкая в высокие горы, ты приложил руку к молодецкому рту и заорал, что есть моченьки. Сначала слышишь крик, потом эхо, а затем уже удовлетворённый этим естественным положением вещей идёшь домой кушать. У нас же зачастую даже в литературе виден тот особый русский путь, который так любят в юмористических монологах.

Сначала мы "слышим" эхо и видим гигантского кибернетического медведя Шардик а у Стивена Кинга, и только через почти полсотни лет ну ладно, через четыре с небольшим десятка годиков после написания в Россию приходит, наконец, переведённый первоначальный "крик". Впрочем, это тоже символично, ведь в романе много намёков на эпические приключения Одиссея, который тоже изрядно поплутал в своих перемещениях из пункта А в пункт Б. Те, кто знаком с "Обитателями холмов", могут ошибочно подумать, что для второго своего шедевра адамс использовал такую же схему.

В первой книге взял кроликов, во второй — медведика, затем на их примере показал что-то чисто человеческое. Схема совсем не та. Кролики из "Обитателей холмов" хоть и не обладали антропоморфностью, как таковой, но социальное устройство и развитие общества у них было чисто человеческое. Так что в тот раз у Адамса получился учебник по истории цивилизации, на страницах которого много милых мохнатых ушек и усиков. В "Шардике" куда более сложная и густо замешанная задумка, так что и читать его в разы труднее.

Охват тем и возможность сменить ракурс трактовки зато тоже расширились. Это уже не просто история чего-то история религии, например, что первое приходит на ум , а плотное исследование культуры, литературы и взаимосвязи религии и общества.

Причём религия здесь не какая-то конкретная, не христианство или индуизм, даже не тотемизм или идолопоклонничество.

Религия здесь выступает в первозданном её виде, как чистая энергия, вдохновлённая такой же чистой энергией, которая подминает под себя мир, меняет его и меняется сама. Правда, здоровенный тотем-медведь в ней всё же есть, но по той простой причине, что это более наглядно. Проще поклоняться огромному опасному медведищу, который в нужный момент может внять твоим молитвам и накостылять врагу по шее, чем, например, банану.

Хотя банан может вовремя упасть под ноги врага и сломать ему всё ту же шею, но портится он не в пример быстрее, чем мохнатое когтистое чудовище, так что его переход из физической категории поклонении в идеальные сферы был бы слишком быстр. Жанр "Шардика" уловить очень трудно. Может и не надо жанр никакой улавливать, а просто позволить лодке повествования нести тебя вперёд, надеясь, что путь заканчивается не в медвежьей пасти. С другой стороны бояться нечего, потому что все возможные спойлеры текста уже есть у нас где-то в подкорке наряду с общими знаниями по истории культуры и архетипами.

Всё же позволю себе частичный спойлер, так что закрывайте глазки все, кто по какой-то причине искренне думает, что в подобном эпосе сюжет действительно крайне важен и может быть заспойлерен.

Закончится всё чистой достоевщиной и разрешением проблемы того, как может Бог допустить хоть одну слезинку ребёнка. Разрешением, само собой, уже не достоевского разлива. Чтобы её полюбить, надо не только много знать и прочесть, но и быть готовым отринуть множество читательских предубеждений. Но я не буду утверждать, что книга сложная или тяжёлая именно в этих однозначных терминах. Скорее, её ритм сильно далёк от торопливости, и не каждому придётся по душе.

Отдельное спасибо за хорошее издание, потому что я редко получаю удовольствие от русских вариантов обложки и прочих элементов оформления. Белая бумага, прочный переплёт о да, это тоже уже редкость по нынешним временам!

Ну и прелестная обложка. На превьюшках в Интернете её не очень видно, потому что "блескучий" медведь просто так с монитора блестеть не будет, но вживую смотрится стильно.

Однозначно, это лучшее что было прочитано за последнее время! Ориентируясь на отзывы и рецензии, взяла ее в отпуск, рассчитывая на сказочную историю в вымышленной стране Оказалось, что это самое невероятное чтение с достаточно нетривиальным сюжетом. Окончание каждой главы всякий раз толкает читать дальше и дальше, потому что невозможно не лечь спать, не узнав что же? Буквально было больно читать Мне нравится как автор рассказывает эту свою историю, какие сравнения подбирает Такой текст сам по себе не шедевр, но есть много моментов, когда Адамс ну настолько описывает чувства и настроения самой ситуации, что пожалуй, физически ощущается момент.

Читать непросто, а слабонервным так лучше и не браться: Не могу советовать всем, потому что книга суровая, жёсткая и сильная и даже какая-то мужская Я рада что у меня бумажный вариант и это как раз тот случай, когда я ставлю книгу на полку, зная наперед, что я ее еще раз перечитаю А если вы ее прочтете, то полюбите точно!

Не даром он и сам считает ее своей любимой! Первым делом я обратила внимание на прекрасную обложку,тк я не знала ничего об авторе и данном произведении. Обложка идеальная для данного произведения. Действие происходит в выдуманном мире, но иногда кажется,что это было когда-то давно. Действие происходит вокруг медведя, которому поклоняется племя. И они думают,что цель появления этого медведя в том, чтобы возвысить их, вернуть им былое величие и то,что им принадлежит и завоевать империю.

Медведь божество,явившееся к ним,или просто медведь - неизвестно. Главный герой Келдерек недалекий парень, которому медведь спас жизнь. Теперь он считает,что именно он выбран богом для выполнения целей. Порой его действия становятся слишком фанатичными. В данном романе нет магии и тд,но есть война, много описания земель, морали. Роман мне было тяжело читать из-за обильного описания и маленького количества диалогов; появлялись герои, о которых ты ничего не знал и мало о них говорилось, я их просто не запоминала порой.

Да и медведя жалко было, я чувствительна к книгам и фильмам с животными. Приятное издание, качественная бумага, "Я считаю " Шардик а" самым удачным своим произведением"- Ричард Адамс "Великолепный роман поистине эпического размаха, огромный шаг вперед даже по сравнению с "Обитателями холмов", которую многие назвали шедевром" - Newsweek Ричард Адамс - один из самых талантливых писателей современной Англии по мнению The Times.

Очень ждала, когда эта книга выйдет на русском! Поклонникам Адамса читать обязательно! К тому же издание просто шикарное. Сканы обложки и содержания:. Добавляю вам побольше фотографий, чтобы вы могли прочитать начало, ознакомиться с текстом и решить, подходит вам это издание или нет.

Я старше 18 лет, принимаю условия работы сайта, даю согласие на обработку перс. Подарки к любому заказу от р. Вступить в Лабиринт У меня уже есть код скидки. Здесь будут храниться ваши отложенные товары. Внутренним взором я увидел, как зверь выкарабкивается на остров ниже по течению и бессильно падает в какой-то лощине, откуда у него уже не хватает сил выбраться. И вот медведь лежит там, страшно израненный, при последнем издыхании, пока его случайно не обнаруживает охотник Кельдерек.

Кельдерек человек необычный, единственный в своем роде. Хотя и будучи членом большого племени, он вырос в одиночестве и всячески сторонится участия в племенной жизни.

Он ведет замкнутое существование, зарабатывает на хлеб одиноким охотничьим промыслом и достаточно искушен в своем ремесле, чтобы всегда возвращаться из леса с добычей — убитыми животными, чьи туши и шкуры можно продать. Здесь мои мысли потекли по другому руслу. Мне представилось общество, в котором такой охотник жил. В далеком прошлом некая религия сложилась вокруг образа жуткого гигантского медведя, внушающего одновременно страх и благоговение, и среди всего прочего религия эта говорила, что божественный медведь однажды умрет, но в неопределенном будущем непременно возродится.

Детей сызмала учили молиться о Благой ночи, когда медведь вернется на землю. В ходе одной из своих одиноких вылазок в чащу Кельдерек случайно натыкается на медведя, реального медведя, который, весь в ранах и ожогах, лежит в ложбине на острове, куда его пригнал лесной пожар.

Зверь совсем плох, явно при смерти, и внезапно Кельдерек, исполнившись благоговейного страха и трепета, ясно понимает, что перед ним, не иначе, новое воплощение божественного медведя, Шардика. Он делает все возможное, чтобы спасти зверю жизнь, и преуспевает в своих стараниях. Медведь начинает выздоравливать, и Кельдерек неотступно следует за ним на безопасном расстоянии, когда Шардик медленно бредет через остров. Затем воображение подсказало мне, что на острове обитает группа или племя людей, страшащихся появления медведя.

У дальней оконечности острова находится поперечная отмель, своего рода брод, по которому можно перебраться на Большую землю с другой стороны реки. Медведь переходит через реку, и Кельдерек тоже, за ним следом. Такое вот начало истории я придумал, а потом остановился и дал волю своей фантазии.

Затронутые в романе темы сегодня так же насущны, как и всегда: Сюжетные идеи не являлись сами собой, легко и просто: Источниками служили мои сны, мое воображение и огромное количество литературы, взахлеб прочитанной. На написание романа у меня ушло почти три года — тогда я еще состоял на государственной службе и часто писал после рабочего дня и ужина, порой засиживаясь до полуночи. Бывало, я целыми неделями не писал ни строчки, занятый неотложными служебными делами.

Вдобавок ко всему к нашей семье тогда присоединился ребенок, находившийся под опекой суда: Труднее всего писалось о муках Кельдерека в его одиноких блужданиях и о страшном одиночестве, одолевавшем моего героя до встречи с Мелатисой. Ибо грубая мужская сила легко поддается описанию — вот почему мы видим столько насилия в современной литературе.

Однако, дабы читатель не подумал, будто я сильно напрягал воображение, измышляя зверства работорговца Геншеда, сразу скажу, что о подобных проявлениях жестокости я знаю не только понаслышке, но и по собственному опыту. Еще сложнее писать о моментах нравственного выбора. Ведь Кельдерек долго не понимал, какие ценности следует отстаивать и к чему надо стремиться. Но наконец настал момент, когда история завершилась и нуждалась теперь лишь в редакторской обработке. Именно тогда я принял решение посвятить свою жизнь литературе и уволился с государственной службы.

В этом издании книги история о Шардике рассказывается во второй раз. Могу только сказать, что я не счел необходимым вносить какие-либо изменения в первоначальный текст, и надеюсь, многие читатели теперь откроют для себя Шардика. Для меня он навсегда останется великим антропоморфным героем Ортельги. Роман как жанр имеет определенные особенности.

Во-первых, в любом романе должна рассказываться история с началом, серединой и концом. Во-вторых, в нем обязательно должен быть положительный герой или героиня, а также главный злодей, впрочем зло может воплощаться и не в человеке, а в некой отвратительной ситуации, которую необходимо исправить.

Даже в сухую жару последних дней лета большой лес никогда не безмолвствовал. По земле — мягкой голой почве, хворосту и валежнику, пепельно-черным гнилым листьям — текли непрерывные потоки звуков.

Как неумолчно гудит пламя костра, потрескивая свилеватыми поленьями и постреливая угольками, так при мерклом свете дня на лесной подстилке не стихали шумы и шорохи, легкие вздохи ветра, быстрое шуршание грызунов, змей, ящериц, а нет-нет да и слышалась мягкая поступь какого-то животного покрупнее.

Выше, в сумеречной зелени ползучих растений и древесных ветвей, находилось иное царство, населенное мартышками и ленивцами, хищными пауками и бесчисленными птицами — существами, всю свою жизнь проводящими высоко над землей. Здесь звуки были громче и резче: Еще выше, в самых верхних ярусах, где солнце озаряло поверхность леса, подобную сплошной пелене зеленых облаков, шумливый полумрак сменялся безмолвным сиянием, в котором огромные бабочки порхали среди тонких веток в полном одиночестве и ничей глаз не восхищался великолепием радужных крыльев, ничье ухо не улавливало мельчайших шорохов, ими производимых.

Обитатели лесной подстилки — словно уродливые слепые рыбы океанских глубин — населяли, того сами не ведая, низший ярус мира, простиравшегося вверх от ровного сумрака без теней к однородному ослепительному свету. Ползающие или бегающие своими укромными путями, они редко удалялись за пределы своего жизненного пространства и почти никогда не видели солнце или луну.

Заросли колючего кустарника, лабиринт подземных ходов среди древесных корней, усыпанный валунами и камнями склон — вот, собственно, и все, что знали насельники подобных мест о земле, на которой они жили и умирали. Рожденные там, они какое-то время продолжали существование, досконально познавая каждый вершок своей территории.

Время от времени кто-то из них выходил за ее границы — в погоне за добычей, в поисках корма или, реже, под воздействием некой неведомой силы извне привычного мира. Воздух между деревьями почти не двигался. От жары он загустел так, что крылатые насекомые оцепенело сидели на листьях, под которыми таились богомолы и пауки, слишком сонные, чтобы собраться с силами и накинуться на жертву.

Вдоль подножия красноватого скального выхода пробежал дикобраз, треща иглами и взрывая когтями землю.

Powered by WordPress | Theme by TheBootstrapThemes